Валерий Спиридонов пересадка головы. Последие сведения на 29.11.2017 г.

Разумеется, на Канаверо посыпалась критика, которая, в общем, пока что делится на две категории. Конечно, во-первых, всполошились специалисты по медицинской этике. Крупнейший авторитет в области биоэтики Артур Каплан в Forbes выступил резко, назвав инициативу Канаверо «научно гнилой и этически вшивой».

Первым потенциальным пациентом Канаверо должен был стать наш соотечественник, программист Валерий Спиридонов с болезнью Верднига – Хоффмана (спинальной мышечной атрофией). Однако сейчас говорят о том, что пациентом станет китаец: во-первых, именно в Поднебесной нашлась команда нейрохирургов, во-вторых, среди более чем миллиарда жителей будет проще найти донора с максимальной совместимостью (в смысле, конечно, найти подходящее тело), в-третьих, именно в Китае проще со всякими этическими запретами на пионерские медицинские манипуляции.

Академик, кардиохирург Юрий Леонидович Шевченко говорил про трансплантацию сердца, что, в принципе, ничего сложного в этом нет, обычная портняжная работа, берешь и пришиваешь, а самое сложное – на подготовительном этапе и на этапе последующем, поскольку нужен подбор донора, иммуносупрессия и так далее.

Валерию Спиридонову отказали в пересадке. Последние события.

«Первая трансплантация на человеческих трупах совершена, а полная замена голов у доноров с мертвым мозгом станет следующим этапом. Это будет финальным шагом к неминуемой пересадке головы по медицинским показаниям. Мы вступили в эпоху, когда мы вновь станем хозяевами своей судьбы. Это поменяет все. Это изменит вас на всех уровнях».

Он объявил, что операция по пересадке головы трупу, которая относительно недавно была проведена итальянцем, не может быть оценена, как успешная.

— Валерий всегда остается человеком, который решил пойти на этот шаг. И он всегда остается в моем сердце, и я готов помочь, но проблема в деньгах. Финансировать операцию должна либо Россия, либо какой-нибудь российский миллиардер. Если бы у меня были эти деньги, я бы их дал с удовольствием. К сожалению, такие операции очень дорого стоят.

Эту процедуру необходимо рассматривать как модель реального хирургического вмешательства. Ни о каком успехе не может быть и речи, считает доктор.

Другая же группа критиков просто сомневается в том, что команда Канаверо способна провести саму операцию. Нет, в том, что можно просто пересадить голову, сохранив жизнь мозгу, сомнений нет.

В России о Канаверо говорят особенно много, а россиянин Валерий Спиридонов, страдающий от неизлечимой спинальной мышечной атрофии, даже должен был первым испытать на себе чудесный метод. Но операция все откладывается, Канаверо винит в этом слишком, по его мнению, консервативное мировое научное сообщество, а также крупнейших филантропов вроде Сергея Брина и Марка Цукерберга, которые дают деньги не на те проекты. На самом деле большинство специалистов уверены, что пока человечество толком не научилось пришивать на место оторванную конечность, говорить о пересадке головы несколько преждевременно. Роман Деев, заведующий кафедры патологической анатомии Рязанского государственного медуниверситета и директор Института стволовых клеток человека, объяснил Радио Свобода, с чем могут возникнуть сложности.

Другие специалисты в статье «Этические соображения по поводу трансплантации головы», опубликованной в Surgical Neurology International, пишут, что первый эксперимент однозначно завершится смертью, и в любом случае риск больше потенциальной пользы.

Если внимательно прочитать последнее папское обращение, то найдешь, что в определенный момент он говорит: «Создается больший разрыв между богатыми и бедными». И на это я могу ответить следующее: я всего лишь техник, я говорю, что и как можно сделать, но принимать решение, пользоваться этим или нет, должно общество, а не я. Это как атомная энергетика — либо ты пользуешься ею во благо мира, либо делаешь ядерную бомбу. Меня не может остановить соображение о том, кому это доступно. Думаю, что пугает и то, что больше никто не будет умирать. Но мои проекты помогут колонизации космоса. Мы знаем, что существуют другие планеты, тогда как наша Земля не вечна. Но межпланетные путешествия длятся слишком долго. Нельзя послать человека, который умрет в этом путешествии. «Смена» тел позволит максимально продлить жизнь. Поэтому BRAVE и предыдущая HEAVEN могут служить освоению космоса. Отец астронавтики — русский Циолковский еще в XIX веке сказал, что все выходят из колыбели, но никто не остается в ней навсегда. Земля — наша колыбель, но путь человечества — выйти из этой колыбели. Даже полет на Марс требует время, а потом на поверхности этой планеты человек подвергается воздействиям, которые ускоряют процессы старения. Единственный способ — гарантировать выживание мозга в новом теле. Посылать людей просто так на Марс, как это планируется сейчас, не что иное, как самоубийство. Я нисколько не сомневаюсь. Сейчас в это сложно поверить, но те, кто действительно понял, в чем смысл, уже связались со мной.

Валерий Спиридонов не будет участвовать в пересадке. Недавние события.

К этому я бы не стал относиться с иронией. Это абсолютно нормальный, логичный подготовительный этап. Любой хирург, когда планирует какое-то оперативное вмешательство, новое для себя, а уж тем более новое для хирургии, начинает с анатомического театра. Потому что никакие муляжи, никакая компьютерная реконструкция, никакая 3D-мультипликация, компьютерная томография, конечно, не обеспечивает понимания правильных этапов операции, понимания работы с теми или иными анатомическими образованиями.

— Точно. Проблема пересадки головы заключается в рисках для иммунной системы. Но пересадка мозга этой проблемы не представляет. И это открывает дверь к бессмертию. Потому что пересадка головного мозга пожилого человека к молодому телу ведет к омоложению клеток. И с этим новым проектом BRAVE начинается гонка с Россией. В 2011 году Дмитрий Ицков (основатель стратегического общественного движения «Россия 2045″ — прим. ТАСС) запустил проект «Аватар». Но я знаю лично всех российских специалистов, поэтому наша гонка товарищеская. У русских стоит задача снабдить человеческим мозгом искусственное тело до 2025 года. Я через три, максимум пять лет смогу осуществить первую пересадку мозга в человеческое тело. Они хотят поместить мозг в механическое тело, я — в настоящее.

Когда пересаживается внутренний орган – печень, почка, фактически техническая работа по подшиванию одного к другому заключается в сшивании двух-трех сосудов. Здесь же мы имеем совокупность нервов. Основной электрический кабель организма – это спинной мозг, который несет абсолютно всю информацию, ну, за исключением нескольких нервов, которые выходят через другие дырочки черепа, ко всему телу. То есть это просто колоссальный объем нервных проводников, и простыми хирургическими способами их не сшить, эти десятки тысяч штук.

Он также подчеркнул, что сам он едва ли может себе представить, как похожая операция будет проходить.

— Мой вклад — в методе присоединения спинного мозга. Пересадка головы была возможна еще 50 лет назад, если бы исследователи (американец Роберт Уайт, советский трансплантолог Владимир Демихов — прим. ТАСС) знали, как соединить спинной мозг. И это самая сложная задача. Но при пересадке головы — от нейрохирургии 5%, а 95% — это сосудистая хирургия, ортопедия, хирургия внутренних органов, отоларингологическая и прочая хирургия. По моей методике GEMINI уже проводились операции на собаках. 95% трансплантации головы — это не нейрохирургия, но другие виды хирургии, в которых я не специалист. Мои китайские партнеры — эксперты как раз во всех этих сопутствующих областях. Поэтому мое участие — это 5%, хотя верно и то, что присоединение спинного мозга — основная проблема.

Валерию Спиридонову отказали в пересадке. Свежий материал на 29.11.2017 г.

Оставить комментарий